The Orthodox Cultural and Enlightenment Center

President Vladimir Putin about Valaam
Patriarch Kirill about Valaam

Дмитрий Олегович Рогозин

 

ROGOZIN Dmitrii Olegovich3

 

Заместитель председателя Правительства Российской Федерации

 

 

- Дмитрий Олегович, когда Вы пришли к церкви?

В церковь я пришёл в серьёзном возрасте, мне уже было 24 года. С женой и маленьким сыном мы пришли в церковь и крестились в Елоховском соборе в Москве.

- Почему решили креститься?

Трудно сказать. Мы не были крещённые с детства, и оба пришли к пониманию, что нам это надо. Просто почувствовали, что это необходимо. Здесь сложно объяснить “почему?”, просто не могли жить без этого; и ребёночка тоже своего крестили. После этого церковь всегда меня сопровождала и в поездках, и в работе, и в службе Отечеству – это было на Балканах, и в Приднестровье, и в Чечне: всегда помогало и спасало.

- Как решили приехать на Валаам?

- А на Валаам мы попали чудесным образом – ничего не планировали, очень давно хотели. Но была командировка вчера в Карелии, решили остаться на сутки здесь по предложению главы Республики Александра Петровича Худилайнена. А сегодня утром, просто вот, как пробило, решили попытаться перед вылетом в Москву приехать на Валаам. Сомневались, что это получится, но получилось. Всё как-то чудесно. Такие вещи: и приход к Церкви, и приезд в этот храм не планировались т.е. вот Господь нас привёл.

- Как Вы считаете, что самое главное в жизни человека?

- Самое главное – быть человеком, быть личностью. Иметь ангела в душе. Вы знаете, недавно совсем через архивы я обнаружил историю своей семьи. Это было крайне любопытно, и сейчас разматываю эту ниточку потихоньку, и дошёл уже до начала XVIII века. Ездил в Смоленск, смотрел где была усадьба моей прапрабабки. Я хочу вам сказать вот этого самого главного у нас нет – понимаете: человек становится подонком только потому что он не чувствует себя во времени. Когда он знает, что он “Иван родства не помнящий”, и что после него тоже ничего не будет, то какая тут ответственность? Опять же как говорил Достоевский: если Бога нет, то всё дозволено. Поэтому я хочу сказать: когда мы вернём историю себе лично, поймём себя в этом динамически развивающемся пространстве, поймём страну, к чему она должна стремиться, осознаем свой собственный ход, ход государства, приложим силу к тому, чтобы государство это более правильно было устроено и в бытовом отношении и в политическом смысле, чтобы власть была прозрачная, чтобы была сменяемость, конкуренция, во всём, в любом деле, на любой позиции: начиная от станка, заканчивая высшим уровнем, - вот тогда всё будет по-другому.  

- Каков наш президент в общении?

- В общение Путин очень быстрый, энергичный, резкий человек, который схватывает информацию достаточно быстро; и быстро принимает решение. Сам в этом убедился, когда, например, стоял вопрос по Калининграду, когда президент назначал меня специальным представителем. Дело было так. Я сидел у себя в кабинете и думал каким образом можно было бы спасти ситуацию в переговорах с Евросоюзом; придумал определенную схему, позвонил в первую приемную и попросил соединить с Владимиром Владимировичем. Тут же меня соединяют. Я излагаю свою схему. Он говорит: стоп, приезжай быстро сюда; через сколько ты будешь? Я отвечаю: через 10 минут. 

- Президент к Вам на “ты”?

- Да, мы в нормальных, хороших отношениях. В итоге я приезжаю к нему, излагаю эту мысль. Он говорит: всё, я тебя назначаю специальным представителем. Берёт трубку и звонить министру иностранных дел. Тот категорически против. Путин: хорошо. Я расстроился, думаю ничего не получится, схема не будет принята. На следующий день поехал покупать какую-то душевую установку в хозяйственный магазин, а по “Маяку” вдруг объявляют, что президент подписал указ обо мне. Вот Путин…  

- Какой совет Вы могли бы дать, тем, кто читает сейчас это интервью?

- Конечно, как человек, работающий в Правительстве, я могу сказать читателям только одно, что Православие, служение в Церкви, преданность Богу вовсе не означает, что нужно уходить в Церковь с головой настолько, чтобы забывать об Отечестве, своей Родине. Поэтому мне кажется, что каждый православный человек должен иметь гражданскую позицию, нужно её открыто выражать. В противном случае люди православные, люди глубоко русские в политике будет иметь меньшинство в поддержки. Истинно православные люди никогда не старались использовать свою верность Церкви, таким образом, чтобы прятаться за институтом Церкви и уходить оттого, чтобы выражать свое мнение о том, что происходит в твоем государстве и вокруг него. 

 

22 октября 2014 г.

Беседовал Владимир Золотухин.